Поэтика лунной живописи Олега Захаревича представлена на выставке в «Стене»

Поэтика лунной живописи Олега Захаревича представлена на выставке в «Стене»Художник, раскрывающий бесконечные лабиринты лунной стороны существования. Подлинный поэт мира сновидений. Мастер, выразивший содержание глобальной человеческой среды в категориях и образах цирка. Поэтический мир живописи Олега Захаревича призывает зрителя к совместному вглядыванию в тайные смыслы мироздания, стоящие за обыденностью повседневного существования.  Влияние свойств лунного отражающего светила, так характерное для искусства художника, предполагает склонность к диалогу. Собственно, без отражения другого процесс диалога невозможен, потому творческая вселенная Олега Захаревича представляет своего рода космическое зеркало, которым являются его картины. Мир стихийных проявлений человеческого существования выражен у него предельно созерцательно, без излишнего нагнетания эмоциональности и страсти. Это даёт возможность зрителю вдумчиво и объективно взглянуть на отражения глобального человеческого социума и себя самого, проявленные в картинах.

 

Поэтика лунной живописи Олега Захаревича представлена на выставке в «Стене» Художник раскрывает тот эмоциональный спектр чувствования окружающий среды, выражение которого выходит за пределы возможностей обыденного, равно как и специализированного, языка. Его искусство подчёркивает важность мира тайн, превосходящего навязчиво-светлые мировоззренческие идеологемы и житейские клише. Выставка Олега Захаревича называется «В лабиринте фантазий». В данном случае, как объясняет нам в интервью сам художник, фантазии не являются вымыслом, сродни обману или самообману. Это сила человеческого воображения, способного соединить мир обычной действительности с теми планами бытия, которые являются для него первореальностью.

– Олег Януарьевич, как бы Вы определили основополагающие факторы Вашего творчества?

– Скорее всего, как я уже сейчас начинаю окончательно понимать, всё идёт от внутреннего содержания того, что накопилось за прошедшее время, плюс ещё фантазия и воображение. Конечно же, огромное значение я придаю влиянию сновидений, оказывающих очень важное воздействие на творческий процесс. Когда мы просыпаемся, то можем удивляться, что могли быть в тех или иных местах и совершать те или иные действия. Миры, окружающие нас в сновидениях, поражают своей необычностью, ибо в «реале» такого ведь быть не может. Но когда мы сновидим, нас не удивляет ни окружающая обстановка, ни антураж, ни наряды наши, там почему-то всё происходит так, как и должно происходить. И не зря ведь многие люди говорят, что ещё неизвестно, где эта подлинная реальность, там или здесь. Влияние сновидений является для меня определяющим. Безусловно, европейская культура проникла в мои картины. Когда я начинал и буквально ворвался в художественное творчество, меня в особенности поразило творчество Густава Климта. Это повлияло сразу, и от него я начал своё первое движение. Тут и декор, и красивость, и углубленность в смысл.

– Есть ведь ещё значительные ассоциации с цирком, в узком и широком смысле этого слова, вплоть до известной позиции: «жизнь есть цирк». И, несомненно, с традициями комедии дель арте…

– Безусловно, цирк имеет место, тем более что, по сути своей, я внутри себя видел лицедея, потому как, в первую очередь, совершенно не боюсь высмеивать себя, я не боюсь быть смешным. Самое удивительное, когда я проявляю самоиронию, то чувствую, что меня за это ещё больше любят и уважают, как ни странно… Так что с цирком у меня внутри всё в порядке, конечно, цирк на меня влиял, даже была серия работ, связанная с клоунадой, с цирковой темой. Выпущен целый альбом. Был такой период. Я его сейчас иногда вспоминаю. Сейчас у меня другой этап. И это нормально, потому что надо видоизменяться, так как всё меняется, метаморфозы происходят везде, и я развиваюсь тоже. Я сторонник того, что нужно быть как можно более разнообразным, и вот я ставлю перед собой такие задачи, чтобы удивить самого себя. Найти в себе нечто такое новое, чтобы удивить не только зрителей и друзей, но и себя, в первую очередь. 

– Это как-то тоже исходит из интуиции, из сновидений?..

– Безусловно, интуиция и подсказывает твои возможности, что ты можешь и на что способен. Её только нужно научиться слушать и внимать ей. А рациональное сознание нужно порой и отключать, потому что оно реагирует на всё, что происходит в мире людей, а определённые авторитеты могут подавлять. Рассудок рискует сыграть очень нехорошую роль, которая приведёт к тому, что можно замкнуться и закрепоститься. А может нашептать, что ты гений, а остальные – никто. И это тоже ужасная сторона. Потому необходимо взаимодействие разума и интуиции. Нужна «золотая середина».

– Сновидения, как я понимаю, играют у вас одну из определяющих ролей…

– Я думаю, что сейчас это те нити, за которые я ухватился и буду доходить до самых истоков. Потому что образы, которые приходят во сне, хочется показать на холсте уже здесь, в нашем мире. Причём нужно это сделать в необычной манере, соответствующей данным образам. Чтобы была также загадка для зрителей, дабы зритель попытался почитать, расшифровать и догадаться сам. Он не обязательно должен думать так, как замыслил художник, важно, чтобы образ стал будоражить умы и выводить из мира обыденности. Конечно же, каждый зритель может увидеть что-то своё. Крайнее любопытство. Я хочу и себя удивлять, и чтобы зритель тоже удивлялся. Потому как есть художники-реалисты, которые хорошо описывают мир нашего обычного восприятия. Я же не реалист, я всегда стремился подключить свою фантазию, интуицию, воображение. Мне интересен именно такой путь. Мне также кажется, что наступило то время, когда люди начали смотреть вглубь себя. Кончено, в нашем времени присутствуют и «побочные эффекты», так известен лозунг, который навязывается на каждом шагу: «Надо любить себя». Это извращённое толкование жизни, ведь человек всё равно будет себя любить, но при этом не стоит забывать и о скромности, хорошем качестве, которое прививала ещё советская школа. Скромный человек не стремится к превосходству над остальными, но и себя также внутренне уважает. Не надо кричать о любви к себе, когда ты находишься в обществе. Не следует вешать на себя ярлыки. Юный дрессировщик. Человек как сосуд, в нём с донышка до верха есть всё, от самой низости до самой высокой нравственности. Дело в том, что в настоящее время этот сосуд взболтали. И тут вопрос таков: как человек поведёт себя в этой ситуации? Он также воспримет хищнические модели поведения, или сдержит их и останется человеком до конца? Сейчас к нам проникла инфекция жестокости и хищничества, и человек заболел, поддался на провокацию нашего времени. Силы физического мира и иных миров, которые это создали, проверяют человека, как он поведёт в той или иной ситуации. Многие, кто думали, что «вот я так никогда не сделаю…», потерпели жестокое поражение. Появились даже такие многозначительные слова, как «лузер», «лох». А кто такие «лохи»? Обычные честные люди, которые привыкли доверять друг другу? И вот сейчас такие качества, как искренность и честность пришли в разряд высмеиваемых, «без лоха и жизнь плоха»… А «напёрсточники» становятся хозяевами жизни. – Очень хороший термин в силу своей широты, ибо ведь ныне «напёрсточники» – не только криминал, но и власть… – Конечно, это самые главные «напёрсточники». Их время пришло. И нехищным людям, которым суждено остаться людьми, приходится выживать. Не надо идти на их условия.

– Поговорим теперь о прекрасном… Чем характеризуется потребность для Вас, как художника, символическая возвышенность образов? Ведь будучи преломленными через какой-либо другой стиль, они могли бы стать бытовыми. Речь идёт, разумеется, в первую очередь, о женских образах…

– Разумеется, потребность, прежде всего, в том, что я мужчина, который понимает: женщина – это прекрасно. Без них, во-первых, никак, это как воздух… А во-вторых, через женские образы проявляется много внимания и любви с моей стороны. В моих женских образах неизменно присутствует игривость и, можно сказать, лукавство и коварство. Но это не злые качества, а, скорее, игривые. Ведь к лукавству и коварству можно относиться негативно, у меня же наоборот, они свидетельствуют о привлекательности женщины. И я, как мужчина, хочу это видеть. Это та игривость, которая «заводит». Девушка с рябиновыми бусами. Если женщина обыкновенная, добрая, послушная, «светлая», её образ не будет так цеплять. Здесь, кстати, ответ на вопрос, почему множество мужчин уходит из семей, именно из-за этого. Всё равно у женщины должна быть какая-то загадка. Вот у меня, к примеру, уже 25 лет совместной жизни со своей женой. И она до сих пор меня держит на этой нити накала, когда чувствуешь, будто живёшь с ней чуть ли не первой год жизни. Получается, что я до сих пор её не разгадал. Хотя знаю её прекрасно, но в ней есть какое-то таинство. Потому, что касается образов, я стараюсь, через них выражалась тайна, и это передавалось зрителю. Прежде всего, она выражается через глаза. Если глаза начинают «работать», если они засветились и в них появилась жизнь, значит, цель достигнута. А дальше уже – дело техники, как всё преподнести и сделать так, чтобы она увлекала… Конечно же, величайшие примеры дают наши известные мировые классики, которые умели завораживать зрителя этими глазами и улыбками. И вот данное стремление мною движет. За 5 минут до встречи. А бытовые моменты, как в «Воскресном завтраке», исходят из задачи сделать из быта загадку, таинство, чтобы мужчина мог увидеть это. Как красивый букет цветов, это не просто завтрак, он должен завораживать, из него надо сделать праздник. Желательно, что покупатель будет смотреть каждый день на неё и придумывать всё новые и новые истории. Я ставлю художественную задачу, чтобы в этой рамке, в данном холсте был изображён не фантом, а существовал постоянный дом. Потому что этот дом кто-то приобретёт, и он должен у него быть, а не просто смотреть на фантом.

– Художник Николай Дундин на открытии Вашей выставки говорил, что Вы сразу, окончательно и бесповоротно влились в художественную жизнь нашего города. А ведь каждый вливается по своему… Как бы вы определили особенности Вашего «вливания»?

– Когда я вышел на эту дорогу, оказавшись в Витебске, меня вообще никто из среды художников не знал. А я сюда изначально был приглашён как профессиональный футболист и играл за витебскую команду «Витязь» второй лиги Советского Союза. И только уже после спорта, в 90-х годах, когда время было шальное, я уже серьёзно вспомнил о своём дипломе, который получил в Бобруйском художественном училище. Устроился в Дом пионеров преподавать живопись и рисунок, а между уроками стал воскрешать свои художественные увлечения. Когда впервые на «Славянский базар» я вышел со своими картинками, совершено никого не зная, подтянулись местные художники, которые также выставлялись, и начали с интересом наблюдать, кто я такой, и знакомиться. Через год-другой я сделал свою первую персональную выставку в Музыкальной гостиной. У меня ещё не было никакого опыта, я думал, чем больше картин, тем лучше, типа такой плодотворный художник… Вот так неожиданно зашёл со своим самоваром, и потом с этого самовара начал пить и угощать других. В результате, мой самовар как-то прижился… Далее постепенно, из года в год, участвовал в городских, областных, республиканских выставках, появились проекты, наш собственный «m’ART», и таким образом, собственно, всё получило своё развитие. Не могу сказать, что я как-то «врывался». Я зашёл в открытую дверь, никто её передо мной не закрывал, и не выпирал меня.

– Как бы Вы определили её, эту нишу?..

– Понятно, что романтизм у меня присутствует. Сейчас к этому романтизму я добавляю философское содержание. Чем дальше живёшь, тем больше понимаешь потребность в создании осмысленных, глубоких произведений. Хочется более серьёзной смысловой нагрузки: как бы не брошюрку написать, а книгу. Время собирания камней уже скоро закончится, и тогда я хочу надеяться, что буду их разбрасывать.

– Что хочет найти художник в лабиринтах фантазий? Ведь не зря он заходит туда…

– Он хочет найти новые образы, новые темы, связанные с нашим миром, и тем, который находится по ту сторону, видимый нами во снах. Эта связь загадочная, она существует, и я желаю нечто из того мира перенести в этот мир. И те загадки, которые мы порой не знаем, хочется перенести сюда и здесь их попытаться разгадать. А удастся или не удастся – это уже совсем другой вопрос.

Наш мир слишком агрессивный, и вот его хочется разбавить фантазией, которая даст возможность нахлынуть чему-то хорошему. А на основе этого сделать какой-нибудь хороший благородный поступок, что никому бы не помешало. В результате, человек мог бы удовлетвориться и гордиться, что он так, а не иначе поступил, не «нагрел» кого-то и не облапошил.

– Фантастические образы в Ваших картинах предстают такими близкими и знакомыми для Вас. Вы общаетесь с ними очень свободно и непринуждённо. Это фантазии художника на темы культурного символизма Старой Европы, или же у этих образов есть также своя жизнь?

– Я думаю, и то, и другое. Это совмещение может спокойно существовать. Я не зря говорил о значении сновидений. К примеру, взять какую-либо ситуацию из астрального мира и перенести её сюда. И посмотреть, как эта ситуация будет сосуществовать с нашим миром. Мне интересно совместить то, чего в обыденной жизни не получается. Я думаю, что данные образы будут оказывать реальное влияние на зрителя. Так как я творю с позитивом, то и сам позитив отразится и будет работать на зрителя, на того, кому это будет интересно.

– Как бы Вы определили своего зрителя и своего покупателя?

– Своего зрителя я знаю хорошо, при этом он бывает действительно разный. Есть среди них те, которые покупали и покупают мои работы, и есть те, кому я дарил картины. Все они не разочаровались до сих пор, и как-то приходят или приезжают на новые выставки. Со многими покупателями мы становимся хорошими приятелями, и связь продолжается. То есть, помимо просто зрителя и зрителя-покупателя существует ещё и третья категория, которая переходит в разряд друзей.

– Мы уже встретили два Новых года: по Григорианскому календарю, и недавно Старый новый год по календарю Юлианскому. А 31 января будет Новый год по китайскому календарю: Зелёной Деревянной Лошади. Исполнения каких фантазий Вы могли бы пожелать жителям нашего города?

– Сперва скажу, что я хотел бы себе пожелать… Я бы хотел как можно дольше находиться в лабиринте своих фантазий. И хотел, чтобы эти мои пожелания совпали с пожеланиями зрителей. Пусть они увидят в своём лабиринте то, чего, возможно, не видят в реальной жизни. И пускай их фантазии найдут своё воплощение в пространстве нашей действительности. А если вспомнить, что мысль материальна, каждый из них получит то, чего страстно желает найти. Пусть всё исполнится.

– Дальнейших Вам творческих успехов, вдохновения, счастья и нахождения собственного алхимического ключа в лабиринте.

 

Георгий Корженевский


Яндекс.Метрика