Искусство не для масс

Современная витебская художественная школа базируется на авангарде, в котором присутствует романтическая веточка

Газета «Твой Город» совместно с витебской галереей «Стена» продолжает цикл публикаций, объединенных общим названием Арт-проект «Пять комнат». Цель проекта — сделать срез существования и функционирования арт-рынка в Витебске. К участию в проекте были приглашены художники, галерист, теоретик культуры.

Вопросы, заданные собеседникам, охватывают пять составляющих художественного процесса и функционирования арт-рынка: художник, художественный метод, критик, галерист, зритель.


Сегодня наш собеседник художник Алексей ЕВСЕЕВ (на фото).
1. Каков сегодня витебский художник и что необходимо ему делать для собственного продвижения и самопрезентации?
— Я выпускник худграфа, и этот факт делает меня универсальным художником. Я работаю в таких видах искусства, как живопись, декоративно-прикладное искусство, скульптура. К самопрезентации нужно подходить комплексно. Сайт обязательно нужен как открытка, как фотоальбом художника. Но с сайтом нужно работать, далеко не каждый человек, который пользуется в повседневной жизни Интернетом, может продвигать сайт. У меня нет сайта, я выкладываю свои работы в соцсетях. Больше люблю Faсebook. Если «ВКонтакте» общение через группы, в Faсebook общение через людей.
Витебску не хватает сайта галереи или другого коммерческого сайта, который мог бы продвигать и продавать работы художников за пределы Витебска в том числе. Такой единый сайт будет раскрученным брендом и его легко будет найти в сети, а кому нужен в сети сайт Алексея Евсеева.
Прежде всего, художник должен быть личностью, иметь свою твердую позицию, взгляды и образ жизни.
2. В чем уникальность творческого метода и манеры живописи витебских художников? Что Вы вкладываете в понятие «витебская художественная школа»?
— Я бы сказал, что минская школа академичная, а витебская — авангардная. Это наследие идёт от Казимира Малевича. К сожалению, в современной витебской художественной школе от Кандинского была взята грязь, от Шагала — эскизный, небрежный подход к живописи. Нет бы взять лучшее — экс¬прессию Кандинского и актуальность Шагала.
Современная витеб¬ская художественная школа базируется на авангарде, в котором присутствует романтическая веточка. К романтической веточке я отношу Олега Захаревича, Сергея Сотникова и Олега Костогрыза. Это яркие представители нетипичной витебской школы: они используют понятные людям сюжеты и чистые краски. Николай Дундин, Виктор Шилко и Олег Сковородко — представители авангардного направления. Они сумели взять от авангардной традиции витебской школы лучшее — актуальность, экспрессивные, яркие, насыщенные цвета без довлеющих витебских темных колоритов. Почему витебская живопись строится на темных колоритах? Потому что бытие определяет сознание. Зайдите в учебные корпуса и общежития «техноложки» и художественно-графического факультета и посмотрите, в каких условиях растет будущая художественная элита: темные, плохо оборудованные помещения, в этом нет эстетики.
Худграф учит рисовать, поэтому худграфовцу трудно отойти от законов живописи. Если человек не имеет собственного мнения, он долго идет в своем творчестве так, как его учили, — это мешает креативу. В технологическом университете студентов учат постоянно штурмовать, думать. Худграф выпускает лучших рисовальщиков, а технологический — лучших творцов. Если сплавить эти два накопленных опыта, мы имели бы мощную витебскую художественную школу.
3. Какова роль арт-критика в современном художественном процессе и формировании арт-рынка?
— Арт-критик должен формировать общественный взгляд на искусство, но не должен объяснять зрителю художника. Зритель напрямую общается с картиной, помощник в этом процессе не нужен. Если художник не закладывает символы, требующие расшифровки, то зритель может придти на выставку и посмотреть, например, на жизнь старого самовара.
Задача прессы — освещать событие, а задача арт-критика — донести ценность художника до зрителя и помочь ему определиться с выбором в мире искусства. Но поскольку институт арт-критики в Витебске отсутствует, пустующую нишу заняла пресса. Она освещает событие на уровне ритуала, который можно свести к двум понятиям — «дифирамбы и бенефисы», и это правильно, потому что открытие выставки — это всегда праздник. Но позже, если есть о чем писать, как послевкусие должна появиться статья арт-критика — его компетентное и профессиональное мнение. Мнение — это повод для дискуссии, но не для ссоры. Не все витебские художники готовы к такому мнению, да и арт-критика в Витебске нет.
4. Как развивается галерейный бизнес в Беларуси и, в частности, в Витебске? На Ваш взгляд, витебский галерист для художника — агент или работодатель?
— После учебы я был молодым и наивным, верил, что галеристы должны продвигать моё творчество, а зрители — покупать мои работы. Осознание, что это не так, далось очень трудно. Но я перепрограммировал своё восприятие: получив образование, я получил не готовую рыбу, а удочку.
Если работа честная, её не стыдно продавать ни в галерее, ни на улице, но вы должны понимать, что продаётся попса: котики, пейзажи и обнажённые девы. Сегодня я говорю спасибо галерее за то, что мне предоставили площадку и дали возможность выставляться. Я не жду от галереи большего. В Беларуси большинство галерей выполняют роль художественного салона по реализации предметов искусства, продвиженческая работа в них не ведется. Почему? Потому что мы ещё не готовы к европейскому формату арт-рынка.
Если кто-то рассуждает, что сотрудничать с галеристом — это кабала, я скажу — это выбор. Быть хорошим коммерсантом и хорошим художником — это разные вещи. Я знаю, сколько должна стоить моя работа, этим я говорю, что я готов работать за такое-то материальное вознаграждение. Если это принесёт кому-то удачу в разы больше — пожалуйста, это его работа.
Если ты на арт-рынке не первый год, то заказчик находит тебя сам, но бывает и полгода проходит, а никто не обращается. И это хорошо — есть время на себя и на творчество.
5. В наш исторический период преобладает визуальная культура. Практически всю информацию современный человек получает посредством визуальных образов — это телевидение, фотография, реклама, дизайн, Интернет. Как привлечь внимание зрителя, пресыщенного визуальными образами, к ещё одной визуально-информативной форме — живописи и графике?
— Зачем сытого кормить?! Cовременное сознание психически больное и стремится к смерти. Основной тезис: «Всё должно быть идеально!» Но! Упорядоченность  — есть смерть материи. К гармонии надо стремиться, а не к порядку. Идеально ровные стены, острые углы, пластик… — в этом нет души. Отсутствует уважение к собственному и, как следствие, к чужому труду. Даже среди творческих людей, архитекторов и дизайнеров встречается пренебрежение к ручному труду. Заказчику за ту же цену часто предлагают поклеить принт вместо росписи. Бывает, доходит до абсурда: художника пытаются нанять, чтобы закрасить стыки между фотообоями! Художественная роспись в сознании потребителя отличается только тем, что у неё нет стыков.
Пока повседневный зритель не переживет переоценку ценностей, ничего не изменится. Мои друзья из Европы говорят, что в людях начинает просыпаться тяга к ручному труду, к уникальным артефактам. Искусство никогда не станет массовым — это утопия. Акцент должен быть на качество, а не на количество. Долг художника — сделать искусство тем желанным бриллиантом, который каждый жаждет иметь, но не каждый может.


Беседовала культуролог Оксана КУЗИНА.
Фото Александра КЛИМОВА.
Газета «Твой Город».

 

Раздел сайта: 

Яндекс.Метрика
.