Джазовая живопись Бориса Хесина

Справка:
Борис Хесин (28.07.1949 г., д. Сафронова Горьковской области, Россия).
Окончил Витебский педагогический институт, художественно-графический факультет (1967). С 1995 года член Белорусского союза художников.
 
Четырнадцать лет назад Борис Хесин уехал из Витебска, но по-прежнему его жизнь и профессиональная деятельность связаны с живописью и витебской художественной школой. Эта информация отображена на немецком сайте художника.
Во время последнего визита Бориса Хесина в Витебск мы поговорили об особенностях творчества и галерейного бизнеса в Германии, а также о джазовом прошлом Витебска.
 
— Каково Ваше творческое кредо?
— Я в молодости увлекался джазом, не просто слушал – играл джаз на ударных инструментах. К живописи у меня также джазовый подход: не планирую, что мне нарисовать. Есть холст, кисти, вдохновение — значит, я рисую.
— Для Вас джазовая философия – это импровизация?
  В джазе может быть маленькая музыкальная тема, например состоящая из двух-трех нот, но главное — то, что звучит на втором плане, сложная гармоничная музыкальная подкладка. Так и в живописи у меня есть маленькая тема из двух-трех предметов, образующих композицию натюрморта, а дальше —бесконечная цветовая импровизация.Борис Хесин Натюрморт
  Я заметила, что в работах, представленных в галерее «Стена», преобладает общий колорит: лимонный, лаймовый, желтый. Даже рубашка, в которую Вы сегодня одеты   желтая. Это Ваш любимый цвет?
  Против природы не пойдешь. Во-первых, я Лев по знаку зодиака — а значит, мой цвет солнечный, золотой. Во-вторых, это мой любимый цвет. На контрасте с ним в работах появляется синий. А какой витебский художник не любит цвет шагаловского витебского неба?!
Я сейчас вспоминаю, как в Витебске проходила первая выставка работ Марка Шагала под названием «Возвращение мастера» (1991). Я принимал в ней посильное участие, на волонтерских началах помогал развешивать экспозицию. На открытии вместо оригинала картины «Зеленые любовники» (1914) висела копия, позже, вечером, привезли подлинник. Именно я производил замену картин. Времени было предостаточно, чтобы не спеша рассмотреть подлинник, могу сказать наверняка: шагаловский вибрирующий синий  — это гениально.
— Где Вы сейчас живете, как складывается Ваша карьера художника?
— Я уехал из Витебска 14 лет назад. Сейчас живу под Магдебургом, в небольшом городе Ошерслебен. Продолжаю работать как художник, хотя эмигранту-художнику там тяжелее, чем немцу. Вот если бы я приехал туда с выставкой как витебский художник, то галерея, в которой я выставлялся, продвигала бы меня и даже помогла что-нибудь продать.
— Расскажите о последних выставках…
— Два года назад у меня была выставка в городе Хальберштадт с экспозицией в четырех залах. Вел переговоры с галерей о продвижении меня как художника, но пока все осталось на стадии переговоров.
К слову, моя первая персональная выставка была именно в залах Арт-центра М. Шагала. Тогда я понял, что персональная выставка просто необходима художнику, для того чтобы понять, куда двигаться дальше, чтобы посмотреть на свои работы вне стен мастерской.Борис Хесин "Композиция"
 
— Как Вы считаете, нужен ли посредник между зрителем и художником: тот, кто объясняет художника?
— В Германии роль арт-критика велика. Он обязательный компонент арт-процесса, его миссия объяснять искусство зрителю. В Берлине есть потрясающий Остров Музеев. В залах этих музеев практически нет зрителя без наушников, в которые подается текстовое сопровождение экскурсии. Для меня такое сопровождение, как шоры у коня. Я считаю, на выставку зритель должен ходить подготовленным, чтобы в непосредственном контакте с полотном что-то для себя открыть.
— Есть ли какие-то интересные методы работы немецких галеристов с коллекционерами?
— Да. Если работа понравилась, ее можно по договору забрать на месяц к себе домой, чтобы посмотреть, как впишется в интерьер, как будет восприниматься каждый день. Через месяц есть два сценария отношений между коллекционером и галереей: возвращается либо картина, либо деньги.
— Какой образ Витебска Вы храните в своей памяти?
— В широком философском смысле для меня Витебск – тусовочный и джазовый город. Например, Полоцк сохранил духовность, органную музыку, а Витебск всегда был привлекателен для творческих людей. До периода популярной российской музыки, которую представляет сейчас «Славянский базар», был джазовый период. Сюда приезжало большое количество музыкантов этого направления. Я помню времена, когда по Двине вечерами плавала баржа с джазовыми музыкантами на борту, которые играли для витеблян свои импровизации. Вот этот образ города у меня в памяти.
Беседовала Оксана КУЗИНА,
Фото автора
 
Раздел сайта: 

Яндекс.Метрика