Витебские художники - немного бунтари

Коммерческая составляющая витебского искусства

Газета «Твой Город» совместно с витебской галереей «Стена» начинает цикл публикаций, объединенных общим названием Арт-проект «Пять комнат». Цель проекта — сделать срез существования и функционирования арт-рынка в Витебске. К участию в проекте были приглашены художники, галерист, теоретик культуры.

Вопросы, заданные собеседникам, охватывают пять составляющих художественного процесса и функционирования арт-рынка: художник, художественный метод, критик, галерист, зритель. Не все вопросы оказались просты и однозначны для рефлексии участников, потому что дать интервью — это зачастую посмотреть на себя, как в зеркало. Тем не менее проект состоялся, и вашему вниманию будет представлен цикл публикаций.

Открывает проект Николай Дундин (на фото), художник, член Белорусского Союза художников, владелец галереи «Стена».

 
1. Каков сегодня витебский художник и что необходимо ему делать для собственного продвижения и самопрезентации?
— В основном витебские художники — это выпускники художественно-графического факультета, а значит преподаватели изобразительного искусства. Мы не зациклены, мы не заучены, мы не заштампованы. Мы все «левые» реалисты, мы все немножко неправильные художники, бунтари. Мы представители авангардной витебской художественной школы, в отличие от минской академической школы. Минская академия делает классных художников. Но если группу ведёт художник Толстик, то выходят толстики, если же группу выпускает Савицкий, то савицкие. Мы же сами ищем свой глубоко индивидуальный путь.
В мир пришли коммерческие отношения, и самопрезентация для художника важна. Молодому поколению в этом отношении легче, чем сложившимся художникам, которым сегодня за сорок: они, увы, оказались к этой тенденции не готовы. У галереи «Стена» есть свой сайт. Планируем завести страницы презентации работ художников, находящихся в галерее, для виртуального визита в галерею.
Как формируется цена на работы художника? Витебский арт-рынок отличается от российского, и тем более от европейского. Если в Витебске работа может стоить 500 $, в Москве она уже может продаваться за 5 000 $, в Европе — 10000 евро. Выживать витебскому художнику очень сложно. В лучшем случае идут преподавать. Бывают ситуации, когда и за полгода не продана ни одна работа. Сегодня из-за бремени аренды освободилось много мастерских в городе, чего раньше не наблюдалось. Для маленького провинциального города Витебска большое количество художников — это и горе, и подарок. Но если художник выжил здесь и сформировался как художник, поверьте, этот художник дорогого стоит. Если кто-то кривится, что член Союза художников вышел на улицу или в Город мастеров и продаёт свои работы, я скажу одно — ему тоже надо как-то жить. В Витебске художником быть почётно, но это нелёгкий труд, это грубая мужская работа.
 
2. В чем уникальность творческого метода и манеры живописи витебских художников? Что Вы вкладываете в понятие «витебская художественная школа»?
— Я утверждаю, что такое понятие как «витеб¬ская художественная школа» — сложившийся факт. Если художник жил здесь, творил и создал художественный продукт или здесь учился, но уехал и стал художником в другом городе или другой стране, я думаю и то и другое в одинаковой степени почетно, и эти художники — представители витебской художественной школы. По этому признаку я отношу Марка Шагала  и Казимира Малевича к витебской художественной школе.
Живя в этом городе с 1968 года, я стал свидетелем становления целой плеяды витебских художников. Я горд за художников Витебска и мне очень обидно, когда искусствоведы или братья художники скептически заявляют: «Про какую витебскую художественную школу можно говорить». Чтобы не возникало вопроса «А что такое «витебская художественная школа» как бренд?», надо обобщить опыт художников за последние сто лет в хорошем издании «История возникновения и становление витебской художественной школы», подключить грамотных искусствоведов. Хорошие рецензии критиков на работы современников, хорошие фотографии и хорошая полиграфия такого издания способны поставить жирную точку в этом вопросе.
 
3. Какова роль арт-критика в современном художественном процессе и формировании арт-рынка?
— Те публикации, которые появляются в местной прессе о проводимых в городе выставках, — это всего лишь заметки-отклики на информационный повод. Но после должна бы появиться статья арт-критика или искусствоведа, которая помогла бы зрителю раскрыть мир художника, стилевое направление, концепцию и тему его искания. Где наши искус¬ствоведы? Возможно, они что-то пишут для специализированных изданий, которые, увы, далеки от повседневного посетителя галерей и выставочных залов. Нехватка грамотного искусствоведа-исследователя в Витебске — это факт. Работа арт-критика в Витебске непривлекательна с коммерческой точки зрения. Искусствовед — это колоссальный интеллектуальный труд, чтобы отшлифовать художника, огранить его или, если хотите, направить. Но сколько бы мы ни писали про нашего Марка Захаровича, найдется тот, кто скажет, что не любит Шагала. И я уважаю его позицию, наверное, ему ближе Репин или Шишкин. Дело в том, что зритель в своем выборе все равно больше опирается на «нравится — не нравится», а чтобы понять Шагала или Малевича, надо иметь воспитанный вкус и образование. Понимать, что появление нового искусства связанно со сменой парадигмы в сознании, потому что человечество стало по-другому воспринимать мир.
 
4. Как развивается галерейный бизнес в Беларуси и, в частности, в Витебске? На Ваш взгляд, витебский галерист для художника — агент или работодатель?
— Успешной составляющей арт-рынка в Витебске является чёткая идентификация такого художественного продукта как «витебская художественная школа».
Хорошим бонусом всем витебским художникам стало имя Марка Захаровича. Как-то у меня была выставка во французском городе Тонон-ле-Бен, на берегу Женевского озера, в галерее «Дела Транс». Многие отмечали, что моё творчество похоже на Шагаловское, и задавали вопрос: «Откуда вы?». А надо сказать, что в  Европе хорошо знают двух художников — Пикассо и Шагала, потому что эти имена пахнут деньгами. Во Франции про меня была написана статья, в которой присутствовало упоминание о том, что Николай Дундин — художник из Витебска, последователь Шагала. Семья Шагала выставила иск 80000 евро против искусствоведа, написавшего этот материл! Все завершилось благополучно, арт-критик отстоял свою позицию: художник действительно из Витебска и его творчество действительно похоже на творчество Шагала, не являясь подражанием мастеру. Эта история поучительна в том, что в витебском  художнике за границей по умолчанию видят последователя Шагала и представителя абстрактной живописи.
Я не согласен с утверждением, что витебская живопись не коммерческая и её сложно продавать. Я галерист всего три года, но могу утверждать, что продать можно любой художественный продукт, потому что это такой же продукт, как сахар, мука и хлеб, простите за сравнение. Задача галериста — найти талантливого художника, выступить для него работодателем, но и заработать на нем за счёт грамотно организованного процесса продвижения: рекламная кампания, организация статей искусствоведов и журналистов, изготовление промопродукции (магнитов, значков, открыток, платков и пр.), публикация буклетов, предоставление публичной площадки для демонстрации его работ. В странах, где галереям по 100 и более лет, галерист с художником делят доходы 50 на 50. Я знаю многих художников в Витебске, которым нужен агент, дилер, галерист в команде с арт-критиком. На сегодняшний день галерея «Стена» не готова взять на себя эту миссию, так как это больше просветительский, чем коммерческий проект.
 
5. В наш исторический период преобладает визуальная культура. Практически всю информацию современный человек получает посредством визуальных образов — это телевидение, фотография, реклама, дизайн, интернет. Как привлечь внимание зрителя, пресыщенного визуальными образами, к ещё одной визуально-информативной форме — живописи и графике? 
— Не стоит сравнивать визуальный гламур и живопись. Глянец в отношениях, глянец в искусстве, за глянцем ничего нет, за глянцем — пустота. У меня в запасниках лежат такие драные холсты, но с мощнейшей энергетикой. Если мы подсластим, огламурим живопись, это будет уже не живопись. Есть талантливый художник, а есть покупаемый. Конечно, любой художник надеется, что его работу купят и он станет известным. Сделать выставку, и даже продать работу — это вторично, главное — написать свою работу! Счастье и подвиг для художника — написать классную работу. Лучшая работа впереди, а значит живопись актуальна.
 
Беседовала культуролог Оксана КУЗИНА.
Фото Александра КЛИМОВА и из личного архива Николая ДУНДИНА.
Газета «Твой Город».
 
Раздел сайта: 

Яндекс.Метрика
.